18:35 

Из дневника великого актера... (вторая часть, конец)

soliya
Полетаем?
5. Свидание.

- Вспоминаешь?
- Да.
- Ты тогда был упрямым и неуступчивым. Но невероятно привлекательным… даже с синяками.
«Ох, уж эта ее хитрая улыбка».
- И часто ты меня с синяками видела?
- Может быть…
- Не может.
- И сейчас упертый.
«Люблю, когда она смеется. Все обиды тают, какими бы ни были. Правда, я никогда не мог на нее по-настоящему обидеться».
- Не хмурься. Ты много дрался, почти всегда из-за меня, но с синяками я тебя видела всего два раза в жизни. Просто… я вспомнила наше с тобой первое свидание. Я тогда испугалась за тебя…
- А виду не показала.
- Да кто я по-твоему?
«Отпрянула, смотрит. Возмущена? Нет, если только немного».
- Королева.
- Так-то!
«Невероятно, как ей это удается? Игра – игрой, а гордость всегда при ней. Во всем, в каждом жесте, слове».
- Ладно, так и быть, будет тебе королевская милость – налью тебе виски.
«В каждом слове…»
«Сижу, как дурак, улыбаюсь, смотрю ей вслед, прислушиваюсь к звукам на кухне. Иногда мне кажется, что не будь ее, я бы просто не жил. С нашего с ней первого знакомства, она наполнила мои мысли, позже наполнила собой всю мою жизнь. А тогда… В той драке… Наверно, я встал-то только из-за нее, в голове была одна мысль – к ней опаздываю».

- С одеждой порядок, с лицом - надо что-то делать, - зеркало ответило гримасой на гримасу, а затем снова отразило взволнованного, немного напуганного, но счастливого мальчишку. - Лицо идиота, - поставил себе диагноз актер.
Парень состроил еще пару рожиц, потом, махнув рукой, ушел в коридор обуваться.
Дверь за спиной захлопнулась. Куу застыл перед лестничным маршем, остановив взгляд на первых ступенях. Рука дернулась и поползла к карману пиджака.
«Точно - идиот». Ключи остались лежать на тумбочке в коридоре.
Сбежав вниз, парень вылетел на улицу. Быстро окинув взглядом стену дома, он вскочил на фундаментный выступ, ухватившись за решетку окна первого этажа. Еще рывок и ненадежная зацепка оказалась под пальцами, небольшая выбоина в кирпичах - под ногой. Подоконник соседского окна, еще рывок. Кухонное окно собственной квартиры на счастье осталось только прикрытым. Снеся в прыжке стеклянную банку, которую так и не собрался выбросить, Хизури приземлился на пол рядом с разлетевшимися осколками. «Потом».
Парень подлетел к зеркалу и придирчиво окинул себя взглядом, оценивая ущерб от собственной глупости. Костюм, как ни странно, не пострадал, да и злость стерла с лица мальчишечью непосредственность. «Сойдет». Время убегало.
«Билеты, деньги…»
Схватив ключи, молодой человек вихрем вынесся из квартиры.
Мысленно Куу был уже у кинотеатра, поэтому даже не заметил, как пройдя пару соседских подъездов, влетел в окружение. Предупреждать никто ни о чем не собирался. Реакция сработала раньше, чем вернулись к реальности мысли. Чужой кулак с кастетом прошел стороной. Отскочив от нападавшего на пару шагов, Хизури ошарашено огляделся. Как потом оказалось, их было не девять, а десять. Плечистые, крупные парни лет по двадцать. Ножи, биты, кастеты – компания явно не для светской беседы собралась. Да вообще не для беседы. Следующего нападения долго ждать не пришлось, нападали разом, не слишком заморачиваясь вопросами чести. Девять тел выложили замысловатый узор на асфальте. Времени разбираться и что-то анализировать не было, мысли снова полетели на свидание, тут-то и прилетел в голову тяжелый удар, сваливший с ног. Десятый до последнего прикидывался элементом архитектурного декора, наблюдая за разборками со стороны, оказалось, не просто наблюдал – ждал момента. И дождался.
Сквозь тьму, издалека долетали чьи-то слова о чужих женщинах и просто отборная ругань. Еще сыпались удары. Нещадные удары обиженного сброда, но все это было где-то далеко, за пределами густого, тягучего тумана, окружавшего сознание. А потом появилась перед глазами она. Красивая, гордая, желанная. Очертания двора еще прояснялись, когда пальцы нащупали билеты, оставшиеся спокойно лежать в кармане. Как добрался до кинотеатра – в памяти не осталось. Но он добрался. Глаза моментально выцепили из толпы ее. Она стояла немного в стороне и раздраженно смотрела на уличные часы, гипнотизируя стрелки взглядом. Даже это ей безумно шло. Что уж говорить о темно-синем платье, облегавшем ее идеальную фигуру.
Джулия медленно перевела царственный, властный взгляд и осмотрела явление с ног до головы.
- Привет, прости, что опоздал.
- Не прощу.
Перед его глазами скользнул циферблат уличных часов.
- Сеанс только начался, мы успеем.
Джулия приблизилась на шаг и неуловимым движением провела рукой по волосам. Прикосновения Куу не почувствовал, но на ее руке осталась кровь.
- Идем со мной, - это был приказ.
- Куда?
- Ко мне.

6. Желание.

Сначала в сознание ворвалась боль, затем с трудом открытые глаза нашли чужой потолок. Для фокусировки потребовалось не малое усилие. Слабый свет из коридора позволил рассмотреть очертания просторной комнаты. Место было не знакомым.
- Очнулся?
Глаза нашли любимый силуэт.
- Не вставай, это плохо кончится.
Куу послушно положил приподнятую голову обратно и расслабил руки.
- Я ухожу, приду вечером. Твое дело – спать.
Мягкий, неспешный звук каблуков, пара щелчков замка. Губы растянула улыбка.
- Я точно идиот, - голос был как будто чужим.
«Но, похоже, везучий. Больно, конечно, но лежать и ждать ее …». Сознание снова затянуло туманом, а затем пришли неясные, тревожные сны.

- Когда ты собираешься вернуться домой? – она сидела на кухонном подоконнике и задумчиво смотрела в окно.
- Я дома, - легкомысленно ответил молодой человек по-японски и выложил на стол приборы. Ужин был готов.
Спрашивать перевод незнакомого слова Джулия не стала из принципа. Но, смысл, похоже, все-таки уловила.
- Ты меня гонишь? – Хизури сел на стул и внимательно посмотрел на нее.
- Я просто не люблю, когда кто-то хозяйничает а моей кухне.
- Это моя благодарность.
- Вырази ее иным способом.
- Хорошо, чего ты хочешь?
- Я еще не решила, - женщина оторвалась от окна и посмотрела на Куу.
«Не решила, что со мной дальше делать…» - понял молодой человек.
- Я могу уйти, но не хочу, - он встал и подошел к ней. Рука скользнула по прядям ее волос.
- Я не люблю спать одна, но еще больше не люблю, когда меня трогают без моего разрешения.
Хизури убрал руку и посмотрел ей в глаза. Сомнение, метания – такое он видел в ее глазах впервые.
- Это не проблема.
- Да?
- Да.
- У тебя месяц испытательного срока, - она соскользнула с окна и, отодвинув мужскую руку ушла в комнату.
- Хорошо.

«Это были две самые мучительные недели в моей жизни. Как же я ее тогда хотел. Это было невыносимо. Первую неделю она просто спала рядом, прижимаясь, как котенок, вторую - начала обнимать. Сорвался я на откровенной провокации, когда ее руки медленно прошлись по моему телу, а плечо обожгли губы. Я, наверно, никогда этого не забуду. Я не мог дышать, мог только нервно втягивать носом крупицы воздуха и тут же их выдыхать, сходя с ума».

- Джулия… - тело трясло от возбуждения.
- Да? – в наигранно сонном голосе скользили ноты озорства.
- Веревка есть?
- Зачем?
- Свяжи меня.
- Это такая игра?
- Это такие обстоятельства, - не в силах терпеть, Куу начинал злиться.
- А если нет?
Он до крови прикусил губу, но боли почти не почувствовал. Такие методы уже не спасали. Она приподнялась на локте и посмотрела ему в глаза. Мгновение, еще одно. Она приблизилась и слизала с его губ кровь. Он сорвался.

«На утро я проснулся истерзанным, а королева с мягкой, почти ангельской улыбкой спала рядом. Не долго спала».

7. Война и мир.

«Еще пару недель мы почти не разговаривали – было не до этого. Кровать, ванна, кухня, подсобные помещения съемочных площадок, гримерные. Это было безумием. Мы уже не могли просто находиться рядом друг с другом. Тянуло магнитом. Сопротивляться этому было почти невозможно. При этом я ревновал. Ревновал страшно и почти к каждому, часто не безосновательно. Все быстро выучили, шкурно зазубрили, новые правила поведения. И тут грянул гром».

- Я не твоя собственность, у меня есть личное пространство.
- У тебя – есть, у твоих поклонников личного пространства около тебя нет.
«Это было после очередного моего объяснения с очередным тугодумом. Драки не было, но очередного ухажера трясло, как массажное кресло. После того, как жертва обольщения, заикаясь, сбежала, Джулия поняла, что дело не чисто».

- Милый, ты меня пугаешь.
«Воспоминания затянули, даже не заметил…».
- Чем?
- Видел бы ты себя. Такого грозного выражения лица я у тебя давно не видела. О чем вспоминал?
- Как я уговаривал тебя выйти за меня замуж.
«Снисходительная улыбка, с чего бы?»
- Насколько я помню, ты не уговаривал. Ты просто настырно отвоевывал меня у всех, даже если в этом не было необходимости.
- Уговаривал.
- Поставил ультиматум.
«Этот взгляд – она ничуть не изменилась с тех пор».
- От меня уже коллеги бегали как от огня. Фотографам приходилось уговаривать моих партнеров меня обнять, а у тех, иногда даже руки тряслись. Ты успевал везде и всегда. Мне уже казалось, что даже мужчины на улице начали меня бояться. Твоя ревность – была оружием массового поражения. А потом я устроила тебе скандал. Помнишь, что ты мне ответил?
- «Выходи за меня замуж».
- Нет, милый, ты сказал, что я многим спасу жизнь, выйдя за тебя замуж.
- По сути, так оно и было.
- Да, ты бываешь страшен. Стоит тебе по-настоящему чего-то захотеть, ты ураганом сносишь все преграды.
«И почему так похоже на похвалу?..»
- Впрочем, наверно, поэтому я и влюбилась в тебя.
«Хочу еще услышать…»
- А сейчас любишь?
- Ты не оставляешь мне выбора. Не любить тебя – невозможно.
«Что ж ты со мной делаешь…Сердце по ушам стучит».
- Но тогда ты злилась.
- Очень. Но я бы все равно вышла за тебя…
«Опять грустная тема, да?...»
- … Со мной тогда уже был Куон.
- Да.
- Когда он приедет?
«Вопрос, на который у меня, как всегда, нет ответа».
- Не знаю. Пойдем спать?
- Иди, я еще посижу.
- Так не пойдет.

Куу отставил стакан и взял жену на руки. Джулия обняла его за шею и прижалась.
- Я не люблю спать один, - ноги привычно шагали по ступеням, давно выучив их размер и количество.
- А я уже не против…
- Что, прости? – на мгновение остановился Куу.
- Милый, у тебя плохо со слухом?
- Оооо, нет, у меня с ним все отлично, - мужчина стремительно преодолел расстояние до нужной двери и, все же аккуратно внеся жену в спальню, плюхнул ее на кровать.
Джулия приподнялась на локтях и, грозно прищурив глаза, посмотрела на мужа.
Мужчина, поймав взгляд, хмыкнул и полез в шкаф.
- Что ты ищешь?
- Веревку.
- Это игра такая?
- Нет, это месть такая, милая.
- Подожди-ка… - в ее голосе зазвучало искреннее беспокойство. – О чем ты?
- Мне кажется, самое время.
Куу вытащил из шкафа моток веревки.
- Нет, ты шутишь.
- Нет.
- Ты в своем уме?
- Еще как.
- Нет, подожди… Отпусти. Туго же. Изверг! Тиран! Извращенец! Прекрати! Не смей меня целовать! Не… смей…

@темы: фанфики, творчество, skip beat

URL
Комментарии
2013-11-23 в 19:36 

Sharran
Верьте в сказку, а не сказочнику (с)
Теперь понятно, в кого Рен такой драчливый :)

2013-11-23 в 19:53 

soliya
Полетаем?
Жуткий диагноз, угу:-):-):-)

URL
     

Windmills of my mind

главная